Костюм
  »   История костюма   »   Просмотр материала  / Средневековый рыцарь. Рыцарские доспехи. /
Вы просматриваете сайт как   Гость

  Дневник автора
Блок новостей
Костюм Грим и постиж
Библиотека Иллюстрации
Календарь Интернет-обзор
 
Просматривают: 1
Заглянувшие: 1
Авторизированные: 0
Авторский проект   Людмилы Войновской
Средневековый рыцарь. Рыцарские доспехи.
Тема на сайте
Оцени заставку:
3807 1 | 5
    № 475     19 Июня 2012, 01:29  
  19 июня 2012  
  ©    
История появления рыцарей в Европе знает множество версий, однако большая часть исследователей сходятся в том, что основателями этого воинского движения были «русские». Кавычки здесь стоят потому, что это название имеет мало общего с сегодняшней Россией, хотя, несомненно, это племя тоже внесло свою лепту в нашу историю.

Итак, племя, которое в Европе называли «русскими», в незапамятные времена обитало в Карелии, когда она еще не была частью материка. По утверждению дошедших до нас летописных источников, племя это представляло собой дружину, т.е. воинское объединение, где действовали строгие законы чести и верности. Вот вам и прототип рыцарского ордена. Когда в результате природного катаклизма остров оказался частью «большой земли», племя начало постигать новые территории, продвигаясь все дальше на запад. Кстати, те, кого в Европе называли русскими или русами, сегодня известны историкам как готы. Собственно, слово «рыцарь» происходит именно из их языка. Не требуется быть специалистом в лингвистике, чтобы установить явное сходство этого слова с готским «русар».

Готы, буквально, ворвались в Европу на своих боевых конях, положив конец римскому владычеству и принеся с собой начало новой эпохи – средневековья, а вместе с ней началась и история рыцарства. Первоначально, искаженное слово готское «ритер» считали названием всех воинов, не зависимо от звания и рода войск. Лишь оценив преимущества конницы (благодаря тем же готам), европейские правители выделили всадников в отдельную привилегированную группу.

Оставив свою исконную территорию, готы, однако, не забыли особый «дружинный» кодекс, на котором строилась вся их воинская иерархия. Не собирались они и принимать обычаи европейских полков. Так, сохраняя собственные понятие о добродетели и чести, они превратились из конницы, выделилась рыцарская группа. Кстати, примерно тот же кодекс чести действовал в это время и на Руси. Только вместо рыцарей здесь были витязи (или дружинники).

Идеалы христианства легко вписались в собственную систему ценностей, как рыцарей, так и витязей. До наших дней дошло предание о том, что после распятия тело Христа было перевезено в северные земли (т.е. предположительно, на территорию русов). Племя, проживавшее там, обязалось защищать и оберегать реликвию, образовав, тем самым, первый религиозно-воинский орден.

  ©    
Ры́царь (посредством польск. rусеrz, от, нем. Ritter, первоначально — «всадник»; лат. miles, caballarius, фр. chevalier, англ. knight, итал. cavaliere) — средневековый дворянский почётный титул в Европе

Рыцарство как военное и землевладельческое сословие возникло у франков в связи с переходом в VIII веке от народного пешего войска к конному войску вассалов. Подвергшись воздействию церкви и поэзии, оно выработало нравственный и эстетический идеал воина, а в эпоху Крестовых походов, под влиянием возникших тогда духовно-рыцарских орденов, замкнулось в наследственную аристократию. Усиление государственной власти, перевес пехоты над конницей, изобретение огнестрельного оружия и создание постоянного войска к концу средних веков превратили феодальное рыцарство в политическое сословие нетитулованной знати.

Прообразом рыцарей в определённой степени является сословие эквитов (всадников) в Древнем Риме. Однако, принципиальная смена способов ведения войны и организации общественных отношений в Европе связана с падением Римской империи под напором кочевников с востока в ходе Великого переселения народов в IV—VII веках. Тяжелое вооружение сарматской конницы и длинный прямой меч из сварной стали гуннского типа являются очевидными прототипами вооружения средневековых рыцарей Европы. Поскольку именно кочевники (прежде всего сарматы и остготы) составили господствующий слой общества после распада союза под руководством гуннов, первоисточник отличий европейской рыцарской культуры Средневековья от культуры античности логично усматривать в кочевой культуре пришельцев. Однако, ввиду их относительной малочисленности, потребовались века на распространение её влияния в ходе синтеза с местной основой. У франков, в вооруженных силах которых ещё в VII веке преобладало пешее войско свободных, конницу составляли дружинники короля (антрустионы). Рыцарство проявило себя во Франкском государстве в первую очередь во время нападения арабов, которые вместе с перешедшими на их сторону христианскими комитатами Иберийского полуострова проникли и в Галлию. В Галлии свободным крестьянам было не под силу нести конную службу в отдалённых походах, и Каролингам для создания конницы пришлось опираться на сеньорат (господ). Потребность во всадниках вызвала при Карле Мартелле и его сыновьях раздачу церковных земель на условиях прекария. Карл Мартелл раздавал церковные земли своим дружинникам (газиндам) и требовал от них конной службы. Затем на тех же условиях стали раздаваться и коронные земли, как бенефиции. С VIII века для состояния газиндов появляется имя вассов, вассалов. Свободный, но, по недостатку собственности, неспособный к несению конной службы человек мог, как вассал, получить бенефиции или, как поселенец (Hintersasse) — участок оброчной земли. Наделение оброчной землей преследовало хозяйственные цели, раздача бенефиций — военные. В вассальные отношения становились отчасти свободные люди, отчасти несвободные. Свободный становился вассалом путём коммендации (manibus iunctis se tradit) и приносил своему сеньору присягу на верность (per sacramentum fidelitas promittitur).

В конце VIII века присяга на верность требуется и от несвободных (servi), которые получали бенефиции или должности (ministeria) или становились вассалами. Карл Великий ещё применял в своих войнах пехоту; Людовик I[какой?] и Карл II собирали в поход только конницу.

В 865 году от владельца 12 гуф земли требовалась кольчуга или чешуйчатый панцирь, то есть принадлежности тяжёлой конницы; лёгкая конница должна была являться с копьем, щитом, мечом и луком. Везде ниже панцирных рыцарей свободного состояния (milites) стояли легковооружённые всадники, несвободные по происхождению (vavassores, caballarii). Из оброчного населения можно было подняться в министериалы, получив должность при дворе сеньора, нести службу легковооружённого всадника, а затем, заслужив соответствующий бенефиций, перейти в тяжёлую конницу и стать рыцарем. Таким путём из среды несвободных выделился привилегированный класс дворовых слуг (vassi, servi ministeriales, pueri) при богатых феодалах. С развитием ленной системы министериалы получали лены и привлекались к рыцарской службе.

В Германии министериалы с XI века составляют особое сословие динстманнов (Dienstmannen), стоявшее выше горожан и свободного сельского населения, тотчас позади свободных рыцарей. Признаком их несвободного состояния являлась невозможность бросить службу по желанию. Преимущества сословия министериалов побуждали свободных, а с середины XII века — даже знатных добровольно подчиняться сеньорам на правах министериалов. Это повышало положение класса в общественном мнении. Первое место среди министериалов принадлежало динстманнам короля и духовных князей (Reichsdienstmannen); далее шли министериалы светских князей. Прелаты, не равные князьям, и свободные феодалы-не князья держали если и не динстманнов, то все-таки несвободных рыцарей, стоявших ниже министериалов. В южной и западной Германии такие milites (eigene Ritter) встречались даже на службе у тех же динстманнов. В Австрии и Штирии герцогским динстманнам удалось во второй половине XIII века сравняться с местной знатью (они стали Dienstherren); их место, как динстманны, заняли несвободные рыцари (Eigenmannen). В северной Германии, где князья раздавали лены преимущественно динстманнам, знать с половины XII века стала массами переходить в министериалы. Право появляться в графском суде и быть шеффенами с середины XIII века везде признано за динстманнами. В XIV веке совершенно забыто их несвободное происхождение, память о котором до XV века сохранилась для eigene Ritter. В XII веке рыцари свободные и рыцари-министериалы различались как ordo equestris maior et minor. Переход новых слоев несвободных классов или свободного, но не военного населения в рыцарство был задержан в середине XII века; с Гогенштауфенов немецкое рыцарство замыкается в наследственное сословие. Постановление Фридриха I от 1156 года (Constitutio de расе tenenda) запрещало крестьянам носить копье и меч; даже купец не смеет опоясываться мечом, а должен привязывать его к седлу. Эта конституция ввела и понятие о рыцарском происхождении (Ritterbürtigkeit); miles (всадник) имеет право на поединок, если может доказать своё рыцарское происхождение (quod antiquitus cum parentibus suis natione legitimus miles existat). По «Саксонскому зерцалу», у истинного рыцаря (von ridderes art) уже отец и дед должны были быть рыцарями. Другая конституция Фридриха I (Constitutio contra incendiarios, 1187—88 годы) запрещала сыновьям священников, диаконов и крестьян опоясываться мечом по-рыцарски.

Во Франции знатными людьми считались собственники знатных земель, то есть феодов (fief-terre); вторым признаком знатности сделалось допущение к посвящению в рыцари. Хотя простые люди и попадали иногда в рыцари, но преобладающим правилом было, что в рыцари посвящался владелец лена. Наделённые ленами министериалы, то есть люди несвободных состояний (sergent fieffé, serviens), приравнивались к вавассорам, то есть к низшей знати. Пока владение феодом было главным признаком знатности, горожане и даже крестьяне могли приобретать её простой покупкой ленов. В конце XIII века покупка феодов незнатными людьми была затруднена тяжёлым побором (droit de franc-fief), но в это время в знать можно было попадать и по пожалованию (lettre d’anoblissement) суверена; право пожалования в знати стало привилегией короля. В Англии право посвящать в рыцари (knight) рано стало прерогативой короны. Генрих III и Эдуард I требовали обязательного посвящения в рыцари от любого ленника, владевшего ежегодным доходом с земли не ниже 20 фунтов. Факт владения цензом взял верх над происхождением лица.

Влияние церкви на военное сословие шло сначала через присягу на верность, затем через присягу земскому или Божьему миру, наконец — через обряд освящения оружия перед вручением его воину при достижении зрелости. «Верность» включает в себя исполнение христианского долга служить Богу, соблюдение государева мира по отношению к церквам, вдовам, сиротам, обязанность блюсти справедливость и т. п. Земский и Божий мир (treuga и pax), скрепляемый присягой, устанавливается государями и соборами. Pax охраняет от насилий все невоенное население — клириков, женщин, купцов, крестьян; treuga ограничивает распри между самими рыцарями.

Уже во времена Тацита вручение оружия молодому германцу в присутствии народного собрания означало признание его совершеннолетним; оружие вручал кто-либо из вождей племени, или отец, или родственник юноши. Карл Великий в 791 г. торжественно опоясал мечом своего 13-летнего сына Людовика, а Людовик, в 838 г. — своего 15-летнего сына Карла. Этот германский обычай лег в основание средневекового посвящения в рыцари, как в члены военного сословия, но был прикрыт римским термином; возведение в рыцари в средневековых латинских текстах обозначалось словами «надеть воинский пояс» (лат. cingulum militare). Рыцарем долгое время мог быть сделан каждый. Сначала рыцарство давалось, по германской традиции, в 12, 15, 19 лет, но в XIII веке заметно стремление отодвинуть его к совершеннолетию, то есть к 21-му году. Посвящение чаще всего совершалось в праздники Рождества, Пасхи, Вознесения, Пятидесятницы; отсюда вытек обычай «ночной стражи» накануне посвящения (veillée des armes). Каждый рыцарь мог посвящать в рыцари, но чаще всего это делали родственники посвящаемого; сеньоры, короли и императоры стремились утвердить это право исключительно за собой.

В XI—XII вв. к германскому обычаю вручения оружия прибавились сначала только обряд подвязывания золотых шпор, облачение кольчуги и каски, ванна перед облачением; colée, то есть удар ладонью по шее, вошёл в употребление позднее. К концу обряда рыцарь вспрыгивал, не касаясь стремени, на лошадь, скакал галопом и ударом копья поражал манекены (quintaine), утверждённые на столбах. Иногда сами рыцари обращались за освящением оружия к церкви; таким образом стало проникать в обряд христианское начало.

Под влиянием церкви германский военный обряд становится сначала религиозным, когда церковь только благословляла меч (bénir l’epée, в XII в.), а затем и прямо литургическим, когда церковь сама опоясывает рыцаря мечом (ceindre l’epée, в XIII в.). В древних епископских обрядниках различают Benedictio ensis et armorum (благословение оружия) от Benedictio novi militis (посвящение рыцаря). Древнейшие следы посвящения рыцаря церковью найдены в римской рукописи начала XI в., но затем до XIII в. нет следов Benedictio novi militis; можно думать, что этот обряд возник в Риме и распространился оттуда.

Инквизиция

Памятуя о принципах работы ордена тамплиеров и их отходе от общей церковной доктрины, Ватикан принимает решение о создании отдельного органа, который контролировал бы «настроения умов» в средневековой Европе. Так появляется святая инквизиция, в ведении которой находились расследования и наказания инакомыслящих. Под этой категорией, само собой, подразумевались иноверцы, колдуны, ведьмы и прочие обладатели сверхъестественных способностей.

В состав инквизиции входили несколько монашеских орденов, чьи методы дознания оказались наиболее эффективными. Создание этого карающего органа надолго погрузило Европу в ужас и мрак террора. Сложно сказать, сколько же на самом деле «ведьм» и «оборотней» было поймано и казнено за несколько веков существования инквизиции.

Святые отцы получили полное право выносить вердикт предполагаемому чернокнижнику и приводить его в исполнение. Естественно, большая часть пострадавших - это самые обычные деревенские знахарки и жертвы злых языков. Те, кто обладал более объемными познаниями, не вписывающимися в церковные рамки, создавали тайные общества, добраться до которых инквизиторам так и не удалось. Словно в отместку Ватикану, по всей Европе распространились масонские ложи, сатанизм и прочая ересь, с которой следовало бороться святой инквизиции.


Особенно сильно от очищения «огнем и мечом» пострадали Италия и Франция. В отличие от Германии и Англии, эти два государства более ревностно придерживались католических догматов и отдавали все силы на борьбу за чистоту души своего народа. Причем рвение это оказалось настолько сильно, что привело к уничтожению целых деревень. Впрочем, массовые казни ведьм были не редки и в других странах. Плети инквизиции распространились и на Новый Свет, так что даже там не оказалось спасения от отцов-дознавателей.

Гербовые наплечники-погоны ailettes, носившиеся рыцарями до появления настоящих металлических наплечников, в связи с тем что они, как и тогдашние щиты, были сделаны из дерева и кожи, носились в основном на турнирах и парадах, в отличие от настоящих погон служили лишь для ношения гербов Удар при посвящении в рыцари впервые упоминается в начале XIII века у Ламберта Ардрского (Lambertus Ardensis), в истории графов де Гинь и д’Ардре. Алапа проникла и в церковный обряд Benedictio novi militis. По епископскому обряднику Гильома Дюран, епископ, после обедни, приступает к благословению меча, который обнаженным лежит на жертвеннике; затем епископ берет его и влагает в правую руку будущему рыцарю; наконец, вложив меч в ножны, опоясывает посвященного, со словами: «Accingere gladio tuo super femur etc.» (да будут препоясаны чресла твои мечом); братски целует нового рыцаря и даёт alapa, в виде лёгкого прикосновения рукой; старые рыцари привязывают новому шпоры; все оканчивается вручением знамени. Рыцарский удар распространялся во Франции с севера. Современники видели в нём испытание смирения. Для несвободных всадников принятие в рыцари было равносильно освобождению, а потому, вероятно, именно при их посвящении и появляется впервые colée — удар, который надо в таком случае сопоставить с римской формой освобождения per vindictam, сохранявшейся до VIII в. (формула отпуска раба на волю в церкви составлена по формуле освобождения per vindictam; в англо-норманнском праве встречается освобождение в народном собрании графства, путём вручения оружия).

В Германии древний обряд при посвящении в рыцари знает только опоясывание мечом при совершеннолетии (Schwertleite); существование «удара» (Ritterschlag) до XIV веке не доказано. Граф Вильгельм Голландский не был ещё посвящен в рыцари, когда в 1247 г. его избрали римским королём.

У Иоганна Беки (около 1350 г.) сохранилось описание его посвящения в рыцари путём удара. Рыцарь должен быть «m. i. l. e. s.», то есть magnanimus (великодушный), ingenuus (свободорожденный), largifluus (щедрый), egregius (доблестный), strenuus (воинственный). Рыцарской присягой (votum professionis) требуется, между прочим: ежедневно слушать обедню, подвергать жизнь опасности за католическую веру, охранять церкви и духовенство от грабителей, охранять вдов и сирот, избегать несправедливой среды и нечистого заработка, для спасения невинного идти на поединок, посещать турниры только ради воинских упражнений, почтительно служить императору в мирских делах, не отчуждать имперских ленов, жить безупречно перед Господом и людьми.

Распространение в Германии colée (удара) могло быть связано с французским влиянием при Карле IV. Рыцарский удар теперь получал тот, кто уже раньше владел оружием, тогда как в старые времена вручение оружия при совершеннолетии и посвящение в рыцари всегда совпадали. Простое вручение оружия осталось обязательным для каждого воина; торжественное освящение меча, золотые шпоры и «удар» стали признаком принятия воина в рыцарский орден. Молодой человек, получивший оружие, становится оруженосцем (scutarius, Knappe, Knecht, armiger, écyyer). Но так как рыцарство в социальном отношении замкнулось в высший слой военной знати, то из «оруженосцев» попадают в рыцари только сыновья рыцарей (chevalier, Ritter, knight); несвободные, повышаясь и получая тяжёлое рыцарское вооружение, не называются теперь рыцарями, а попадают в среду знати как низший её слой, под тем же именем «оруженосцев», которое сыновья рыцарей (Edelknecht, armiger nobilis) носят временно, перед посвящением в члены ордена. Рыцарство становится не столько учреждением, сколько — по примеру Франции — идеалом для всего военного сословия средних веков. Поэтому не в анналах, а в поэзии ярче всего запечатлелись образы рыцарей.

Лишение Рыцарского Достоинства

Помимо церемонии посвящения в рыцари, существовала также и процедура лишения рыцарского достоинства, обычно (но не обязательно) завершавшаяся передачей бывшего рыцаря в руки палача. Церемония происходила на эшафоте, на котором был повешен обратной стороной щит рыцаря (обязательно с изображённым на нём личным гербом), и сопровождалась пением заупокойных молитв хором из дюжины священников. В ходе церемонии с рыцаря в полном облачении после каждого спетого псалма снимали какую-либо часть рыцарского облачения (снимали не только доспехи, но и например шпоры, являвшиеся атрибутом рыцарского достоинства). После полного разоблачения и ещё одного заупокойного псалма разбивали на три части личный герб рыцаря (вместе с щитом, на котором он изображён). После чего пели 109-й псалом царя Давида, состоящий из набора проклятий, под последние слова которого герольд (а иногда лично сам король) выливал на бывшего рыцаря холодную воду, символизируя очищение. Затем бывшего рыцаря спускали с эшафота при помощи виселицы, петля которой была пропущена под подмышками. Бывшего рыцаря под улюлюканье толпы вели в церковь, где по нему проводили настоящую заупокойную службу, по окончании которой его передавали в руки палача, если ему не было уготовано по приговору иное наказание, не требующее услуг палача (если же рыцарю относительно «повезло», то всё могло ограничиться лишением рыцарского достоинства). После исполнения приговора (например, казни), герольды во всеуслышанье объявляли детей (или иных наследников) «подлыми (дословно виланами фр. vilain/англ. villain), лишёнными чинов, не имеющими права носить оружие и появляться и участвовать в играх и турнирах, при дворе и на королевских собраниях, под страхом быть раздетыми донага и высеченными розгами, подобно вилланам и рождённым от неблагородного отца».

Особенно страшным подобное наказание было для германских министреалисов, так как они даже будучи рыцарями (с приставкой фон) формально считались «крепостными», и лишение рыцарского достоинства превращало их потомков в настоящих крепостных.

Наказания рыцарей

Данные рыцарям права и привилегии предполагали и большую ответственность за неисполнение клятв и нарушение кодекса чести. За проступками следовало жестокое наказание вплоть до смертной казни.

Воин, уличенный в измене или ином тяжком и недостойном его звания грехе, подвергался разжалованию и позорному изгнанию из дворянского общества и страны, если вообще оставался в живых. На подобной печальной церемонии, как правило, присутствовали все представители рыцарского сословия, а также церковный синод. Осужденного прилюдно возводили на эшафот, где на позорном столбе уже висел перевернутый щит рыцаря. С преступника поочередно снимали все доспехи, лишали званий, наград и поместий. Затем церковнослужители предавали его вечному проклятию и заживо отпевали, лишая имени и статуса. Затем следовала смертная казнь или, в лучшем случае, изгнание. Позор, который навлек на себя разжалованный и проклятый рыцарь, распространялся на несколько поколений его рода.

За менее существенные проступки следовало и менее суровое наказание. Правда, печать позора все равно надолго оставалась на всем роду рыцаря. В основном, обвинения отражались на гербе дворянского дома, его гордости. Часто, перевернутый щит провинившегося выставлялся на всеобщее обозрение у позорного столба. Затем с него стирался весь герб или отдельные части, иногда его просто перекрашивали или добавляли определенную символику, соответствующую совершенному преступлению. Кстати, покарать рыцаря, таким образом могли не только за ложь или нечестивое поведение, но и за пьянство.


Справедливости ради следует сказать, что рыцарю почти всегда предоставлялась возможность оправдаться, сразившись с одним из обвинителей. Правда оставалась за победителем, а проигравший нес положенное наказание. Если исход поединка оказывался смертельным, то павший уже посмертно был разжалован и проклят, а тело его отправляли в выгребную яму.

Рыцарские доблести

мужество (pronesse)
верность (loyauté)
щедрость (largesse)
благоразумие (le sens, в смысле умеренности)
утончённая общительность, куртуазность (courtoisie)
чувство чести (honneur)
вольность (franchisse)

Рыцарские заповеди — быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве, повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать своё слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро и т. п.

Позднее романы «Круглого Стола», труверы и миннезингеры поэтизируют переутончённое придворное рыцарство XIII в. Среди всадников-министериалов и оруженосцев, заслуживающих рыцарские шпоры при дворах сюзеренов, мог возникнуть и культ дам; долг повиновения и уважения по отношению к жене сеньора, как существу более высокому, превратился в поклонение идеалу женщины и служение даме сердца, в основном замужней женщине, стоящей по общественному положению выше поклонника. Столетняя война между Францией и Англией в XIV в. внесла идею «национальной чести» в среду рыцарей обеих враждебных стран.

В XI—XII вв. тяжеловооружённые рыцари защищали себя одними только кольчугами или чешуйчатыми панцирями, а легковооружённые всадники являлись в битву совершенно без металлических доспехов, защищенные только кожаной стеганкой. В XIII в., по мере того как тяжеловооружённая конница запасается бригантинами, носимыми вместе с кольчугой, позже поножами и наручами, наколенниками, налокотниками и наплечниками — что стало обычным с середины XIV века, у легковооружённых всадников появляются кольчуги. Каждый тяжеловооружённый рыцарь брал с собой в битву трёх лошадей (обычно типа дестриэ) и одного, двух или трёх оруженосцев, которые обыкновенно набирались из зависимых людей или рыцарских сыновей, ещё не получивших посвящения в рыцари. Оруженосцы первоначально шли в битву пешими и во время схваток оставались сзади, с запасными лошадьми и оружием. Когда в XIV в. среди рыцарей укоренился обычай спешиваться во время битвы, то оруженосцы стали набираться из лёгких всадников; счёт рыцарскому войску стал идти по «копьям», считая по три всадника на одно рыцарское копьё. На Рейне для той же рыцарской единицы появилось название «gleve» (glaive).

Костюм и вооружение рыцаря

Боевой костюм рыцаря представлял собой невероятно тяжелые доспехи, которые очень быстро пришли на смену кожаным рубахам и щитам всадников германских племен. А вот любимый конниками длинный меч на длительные века остался на вооружении рыцарей, доказав свое превосходство и над римским гладиусом, и над кривыми арабскими саблями. Особо отличившиеся, прославленные воины получали право давать своему мечу имя. Хотя эта традиция не очень прижилась на практике, так и оставшись в балладах и сказаниях.

Тело рыцаря более-менее надежно защищала кольчужная рубаха или панцирь. Последний мог либо быть из двух металлических пластин, заслонявших грудь и спину, либо обе половины собирали из отдельных металлических чешуек. В том и в другом случае панцирь вполне мог защитить от колющих ударов и стрел. К нему, также, крепились латы, закрывающие плечи и руки. Ноги воина тоже оказывались закованными в непробиваемую броню. Голову защищал шлем, часто украшавшийся рогами или перьями. А то и тем и другим сразу.

Рыцарь, одетый подобающим образом, выглядел, скорее, как статуя, изваянная из цельного куска металла. Трудно представить себе, что в таком облачении можно было не просто двигаться, но еще и ездить верхом, показывать чудеса ловкости на турнирах и в бою. Слабым местом таких доспехов были щели между латами, особенно там, где заканчивался шлем и начинался панцирь. Положение раненого осложнялось еще и тем, что снять доспехи быстро было не так-то просто, и пострадавший мог скончаться от кровопотери, даже если рана не была настолько серьезной.

За всю историю рыцарства вооружение тяжелой конницы также претерпело серьезные изменения. Если первоначально всаднику полагалось, в дополнение к мечу и копью, иметь палицу, секиру и, в некоторых случаях, пращу. Однако в более позднее время последние три предмета покинули рыцарский арсенал. Особое значение в бою имел щит. При умелом обращении он мог не только надежно закрыть от рубящих ударов мечей и прямого попадания стрел и копий, но и сам служил мощным оружием. На щите помещался герб благородного воина или его сеньора.

Кольчуга

Кольчуга, пожалуй, один из самых "пожилых" видов доспехов. Как показывают археологические открытия , она была известна еще в первом тысячелетии до нашей эры. Правда, где именно ее изобрели, сказать трудно. Рубаха, сплетенная из металлических колец, оказалась достаточно популярной броней почти у всех народов. Различались кольчуги по длине и методу изготовления. Если в Европе больше прижился доспех из проволоки, то в Японии и Китае очень долго существовала кольчуга из шайб, которые сначала нашивали на плотную ткань, а затем оплетали проволокой.

В зависимости от цели применения, кольчуга могла иметь различную длину. Так, классический вариант (хауберк) представляет собой рубаху до колен с длинными рукавами и капюшоном. Как разновидность, имела место быть и кольчуга с коротким рукавом. Позднее, в дополнение к ней воин надевал железные наручи, чтобы предохранить от повреждений незащищенные участки. Третьей разновидностью этой части доспеха была облегченная кольчуга, защищавшая только до пояса. Как правило, ее носили поверх хауберка. Часто в комплекте с рубахой одевали кольчужные чулки и перчатки. Последние прижились только в Европе, азиатские воины, славившиеся превосходным умением стрелять из лука, посчитали эту часть доспеха крайне неудобной. А вот европейским арбалетчикам перчатки почти не мешали.

Как правило, кольчуга оказывалась слабой защитой от рубящих и колющих ударов, да и для стрел она не составляла особого препятствия. Однако такая рубаха все-таки оставляла шансы избежать режущих ударов мечей. Под любую кольчугу надевалась стеганая куртка, чтобы смягчить попадание вражеского оружия.

Несмотря на соперничество с более прочными латами, у некоторых народов кольчуга просуществовала до XIX начала ХХ в. До недавнего времени кольчужные перчатки широко использовались исследователями морских глубин, как средство защиты от хищников.

Обыкновенным построением для отряда рыцарей в Средние века был клин (cuneus). Такой «клин» мог состоять из нескольких сотен рыцарей, а иногда и из нескольких тысяч. Чаще всего всё рыцарское войско выстраивалось перед битвой в три боевые линии, одна за другой, а каждая боевая линия распадалась на «клинья» и имела центр и два крыла.

Рыцарские турниры

Для многих рыцарские турниры являются символом и неотъемлемым атрибутом эпохи средневековья. Многократно описанные в исторических романах, они не дают покоя нашему воображению, и мы почти ясно слышим рев ликующей толпы, приветствующей своего любимца, видим сияющие латы рыцарей и благосклонные улыбки дам. Через какое-то мгновение весь этот блеск и красота утонут в лязге оружия, померкнут от пыли, грязи и крови из полученных ран. Но от этого турниры не станут менее привлекательными для нашего воображения.

В эпоху средневековья такие «показательные выступления» давали рыцарям возможность лишний раз продемонстрировать свою ловкость, храбрость и благородство. Кроме того, здесь оттачивалось мастерство новичков, которые после многих лет обучения решались заявить о себе, открывая подобными боями список своих подвигов.

До наших дней дошли сведения о трех разновидностях рыцарских турниров, в разное время проходивших по всей Европе. Самой ранней формой можно считать ристалище, мероприятие довольно масштабное и зрелищное. На поле боя встречались два конных отряда, и, по знаку хозяина турнира, начинали сражение. Однако в пылу борьбы разгоралось самое настоящее сражение, щадить противника никто и не думал, а потому большинство участников турнира с поля боя попадало на церемонию отпевания. Поэтому вскоре ристалище пришлось строго регламентировать, а затем и вовсе упразднить.

На смену ему пришел более изящный и красочный тип турнира под названием «джостра». Всадники сходились один на один, укомплектованные специальным турнирным оружием, которым невозможно было специально нанести смертельную рану. В джостре действовали строгие правила, согласно которым при поединке на копьях, бить противника следовало как можно выше пояса. Желательно, в голову или плечо. При поединке на мечах, часть ударов также оставалась под запретом.


Однако даже благородная джостра ушла в прошлое, уступив место багардо, представлявшему собой уже не поединок, а простую демонстрацию ловкости и выправки. Впоследствии эта разновидность турнира стала частью увеселительных парадов и карнавалов.

В связи с военным бытом рыцарей рыцарские турниры зародились во Франции, и уже оттуда проникли в Германию и Англию (couflictus gallici).



















19



21



  Источник:  Википедия | Картинки из интернета
 

 
 
 
 
>
 
Дизайн сайта адаптирован под браузер
Google Chrome
Отзывы 2007 - 2014 © karnaval.my1.ru Хостинг от uCoz Контакты