Библиотека
  »   Знаменитости   »   Буква  К   »   Просмотр материала  / Копелян Ефим Захарович /
Вы просматриваете сайт как   Гость

  Дневник автора
Блок новостей
Костюм Грим и постиж
Библиотека Иллюстрации
Календарь Интернет-обзор
 
Просматривают: 1
Заглянувшие: 1
Авторизированные: 0
Авторский проект   Людмилы Войновской


А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Копелян Ефим Захарович
Оцени заставку:
708
    № 258     14 Март 2011  
  Советская эпоха  
12 апреля 1912, Речица, Белоруссия – 6 марта 1975, Ленинград

Советский актёр театра и кино

Народный артист СССР (1973)
  ©    
Ведущий актер БДТ

Ефим Копелян родился в небольшом белорусском городке Речица. В юности он учился на архитектурном факультете Академии художеств в Ленинграде. Но уже тогда его манил к себе театр. В свободное от учебы время Ефим участвовал в массовках легендарного БДТ. Там же в 1935 году он окончил театральную студию (педагоги К. К. Тверской и К. В. Скоробогатов), после чего был принят в труппу этого театра.

Впоследствии вся его творческая жизнь была связана с питерским БДТ. Он был одним из легендарных мастеров этого театра. Играл много – романтического Дона Сезара де Базана и Швандю из «Любови Яровой», роли классического репертуара и современности. Был «социальным героем», исполнял характерные роли, играл в комедиях и трагедиях. Товстоногов занимал Копеляна почти во всех премьерах театра.

Здесь же Ефим Копелян нашел и свое личное счастье. Он женился на одной из лучших актрис БДТ, Людмиле Макаровой.

Работы в кино

Хотя Ефим Копелян был преимущественно театральным актером, но и в кино он оставил заметный след. Правда кинематограф открыл талант Копеляна не сразу. Почти 30 лет ему пришлось сниматься лишь в эпизодах.

Одной из первых действительно больших и заметных ролей в кино для Копеляна стал атаман Бурнаш в приключенческой ленте Керсаяна «Неуловимые мстители», вышедшей на экраны в 1966 году. Впоследствии Ефим Копелян сыграл еще раз Бурнаша в фильме «Новые приключения неуловимых».

Но по-настоящему о Ефиме Копеляне, как о новом имени в отечественном кино, заговорили после выхода в 1967 году историко-революционного фильма Семена Туманова «Николай Бауман», где актер сыграл знаменитого промышленника и мецената Савву Морозова.

Вторая половина 60-х – первая половина 70-х – это время самой плодотворной и интересной работы Ефима Захаровича в кинематографе. Среди самых заметных его работ можно назвать: генерал Сергеев в приключенческих лентах «Судьба резидента» и «Ошибка резидента», Свидригайлов в картине «Преступление и наказание» по одноименному роману Ф.М. Достоевского, Бобруйский-Думбадзе в фильме «Опасные гастроли», Кафтанов в телесериале «Вечный зов».

Актриса БДТ Зинаида Шарко как-то заметила: «Копеляна иногда называли «нашим Жаном Габеном», находя, что он похож на французского актера и внешне, и масштабом личности. А я бы сказала: «Жан Габен – это их Фима Копелян!»

Голос за кадром

Впервые голос Ефима Копеляна за кадром прозвучал в комедии Алексея Коренева «Адам и Хева». Позже он нередко озвучивал как художественные, так и документальные и научно-популярные ленты.

Блестящий талант Ефима Копеляна, как чтеца, раскрылся в знаменитом телесериале «Семнадцать мгновений весны», где актер выступил в роли внутреннего голоса легендарного разведчика Штирлица. Можно с полной уверенностью сказать, что успех Штирлица Вячеслав Тихонов должен в равной мере разделить с Копеляном. «Копелян - богатый внутренний мир Исаева-Штирлица, отточенная мысль режиссера Лиозновой. Штирлиц курит - Копелян говорит. Штирлиц пьет пиво - Копелян не тянется за кружкой, он говорит. Штирлиц едет к Борману - Копелян никуда не едет и не идет, он по-прежнему говорит взвешенно и спокойно, говорит, когда Штирлиц молчит, спит, бреется…»

Заключение

Ефим Копелян работал в кино и театре до последних своих дней. Народный артист СССР Олег Басилашвили, который был частым партнером Копеляна на сцене БДТ, заметил, что Ефим Захарович был абсолютно не похож на артиста: «Он не выделялся ни высоким ростом, ни красивой внешностью, ни громким голосом. На сцене он был прост и, казалось, маловыразителен, однако его персонажи всегда жили насыщенной внутренней жизнью. Каждая из его ролей была откровением, но все его персонажи были похожи только на одного человека - на Ефима Копеляна». При этом работать с ним, по мнению Олега Валерьяновича, было легко и просто, потому что и на сцене и в жизни Копелян был простым, честным и добрым человеком.

  ©    
Биография Ефима Захаровича Копеляна

Ефим Захарович Копелян (1912-1975), русский актер театра и кино. Народный артист СССР (1973). Родился 12 апреля 1912 году в белорусском городке Речица. По окончании школы работал слесарем на заводе "Красный путиловец" (Ленинград), в 18 лет поступил на архитектурный факультет Академии художеств. Студентом подрабатывал статистом в Большом драматическом театре, поступил в студию при театре, учился у К. К. Тверского. В студии зарекомендовал себя как характерный актер. Исполнил роли в Интермедиях М. Сервантеса, в "Вечере русских водевилей", Самсона Силыча Большова ("Свои люди сочтемся" Островского), который был отмечен на страницах журнала "Рабочий и театр".

По окончании студии Копелян был принят в основной состав БДТ. Первые годы в театре не были отмечены особыми удачами. Роли первых пяти лет в БДТ: кинооператор Бурка ("Не сдадимся" С. Семенова, реж. В. Федоров, 1935), дед Гречка ("Дума о Британке" Ю. Яновского, реж. В. Вильнер, 1937), писарь Зазуля ("Кубанцы" В. Ротко, реж. Б. Бабочкин, 1938), Павел ("Царь Потап" А. Копкова, реж. Бабочкин, 1940), "Эдмунд" ("Король Лир" Шекспира, реж. Г. Козинцев, 1941).

Война застала БДТ в Баку на гастролях. По возвращении театра 4 июля 1941 года в Ленинград Копелян вступил в Народное ополчение, на фронт попасть не успел и остался в "Театре Народного ополчения", который вскоре превратился в "Ленинградский фронтовой агитвзвод". Играл роли в спектаклях, поставленных В. Лебедевым: Луконин ("Русские люди" К. Симонова), Хрипун ("Фронт" А. Корнейчука, 1943), Багратион ("Полководец Суворов" И. Бахтерева и А. Разумовского, 1944). 11 февраля 1943 года БДТ первым из эвакуированных театров вернулся в Ленинград, с июля Копелян вновь актер БДТ. Играл Эдмунда, который стал у него "жестче и законченнее", Яшу ("Вишневый сад" Чехова, 1944), Алдана ("Любовь земная и небесная" Б. Балаша, реж. Л. Рудник и Е. Лепковская, 1945), Бенедикта ("Много шума из ничего" Шекспира, реж. И. Шлепянов, 1946). В середине 1940-х годов Копелян - "первый отрицательный герой БДТ": Мачек ("Под каштанами Праги" Симонова, реж. Рудник и И. Зонне, 1946), Рождественский ("Верность" Л. Жежеленко и А. Троева, реж. Е. Альтус, 1947), Чекишин ("Успех" Е. Мина, А. Минчковского, реж. М. Королев, 1948). В создании образов отрицательных героев актер реализовал свое стремление к психологической неоднозначности характера. Таковы его Боб Мерфи ("Русский вопрос" Симонова, реж. З. Аграненко, 1947) и одна из лучших ролей - Рюмин ("Дачники" Горького, реж. Бабочкин, 1949). "Честные, надежные герои" Копеляна возникали как герои эпизодов: Джордж Девер ("Джо Келлер и сыновья" А. Миллера, реж. Г. Раппапорт, 1948), молодой ученый Рыжов ("Чужая тень Симонова", реж. Аграненко, 1949), Колдер ("Младший партнер" А. Первенцева, реж. О. Казико, 1951). Актера не миновал и романтический репертуар - Дон Сезар де Базан ("Рюи Блаз" Гюго, реж. И. Ефремов, Казико и Зонне, 1952).

Роль, стоящая на границе первой и второй половины творческого пути актера, - Ричард Даджен ("Ученик дьявола" Бернарда Шоу, реж. М. Сулимов, 1956). Отвращением к любой фальши, к высоким словам, которые ее прикрывают, Даджен предвосхищал будущих персонажей актера.

Копелян вошел в неповторимый актерский ансамбль БДТ, с 1956 года у него практически не было проходных ролей. В первых спектаклях Г. А. Товстоногова он сыграл Макса Лескалье ("Шестой этаж" А. Жери), Ведущего ("Когда цветет акация" Н. Винникова, 1956), Меркулова ("Метелица" В. Пановой, реж. Сулимов, 1957). Две следующие роли, также в спектаклях Товстоногова, Марио ("Синьор Марио пишет комедию" А. Николаи, 1958) и Ильин ("Пять вечеров" А. Володина, 1959), относятся к самым значительным созданиям Копеляна. Поразительно было его умение молчать и думать на сцене, тревожа воображение зрителя. В пьесах современных драматургов материал роли не всегда был на уровне, Копелян иногда "поднимал в цене" эти роли, но неубедительный материал не всегда можно было вытянуть: Попов ("Дали неоглядные" Н. Вирты, 1958), Балтиец ("Гибель эскадры" А. Корнейчука, 1959), Старейшина хора ("Иркутская история" А. Арбузова, 1960), Новиков ("Палата" С. Алешина, 1962), полковник Робинс ("Правду! Ничего, кроме правды!" Д. Аля, 1967).

Исполнение крохотной роли Платона Михайловича Горича в товстоноговском "Горе от ума" (1962) Копелян превратил в событие. В короткие сценические мгновенья актер успевал сыграть человеческую судьбу. Его сильная актерская личность иногда вносила коррективы в режиссерский замысел. Так было с ролью Ромы ("Карьера Артуро Уи" Брехта, реж. Э. Аксер, 1963), которому в исполнении Копеляна "высшая математика" подлости оказывалась недоступной. Истинно народный характер создал Копелян в спектакле "Я, бабушка, Илико и Илларион" Н. Думбадзе и Г. Лордкипанидзе (реж. Р. Агамирзян, 1964). Самой любимой и трудной была для него роль Вершинина ("Три сестры" Чехова, реж. Товстоногов, 1965). Здесь артист раскрывал драму российского интеллигента с благородными порывами и тонкими душевными запросами, которого засосали серые унылые будни. В спектакле "Луна для пасынков судьбы" Юджина О'Нила (реж. Товстоногов, 1967) в роли Джима Тайрона Копеляну одному удается соединить прозаический и поэтический пласты этой пьесы, передать "естественное переплетение в своем герое высокого и грубого, светлого и темного начал". Ярко, сочно, распахнуто, позволяя себе некоторое озорство, сыграл он Савву Морозова в кино ("Николай Бауман", реж. С. Туманов, 1967) и на сцене ("Третья стража", реж. Товстоногов, 1970).

Среди его других ролей в спектаклях Товстоногова - Кинорежиссер ("Традиционный сбор" В. Розова, 1967), Вустер ("Король Генрих IV" У. Шекспира, 1969), Микич Котрянц ("Ханума" А. Цагарели, 1972), Афанасий ("Прошлым летом в Чулимске" Вампилова, 1974). Перед смертью Копелян прибавил к своим лучшим сценическим созданиям роль Евгения Тулупова ("Три мешка сорной пшеницы" В. Тендрякова, реж. Товстоногов, 1974).

Копелян много снимался в кино и на телевидении, был блестящим мастером небольших ролей: Рулевой ("Танкер Дербент", 1941), Поп Гапон ("Пролог", 1956), Серго Орджоникидзе ("Кочубей", 1958), Налбандов ("Время, вперед!", 1966), Бурнаш ("Неуловимые мстители", 1967), Бадалян ("Исполняющий обязанности", 1974), Бурцев ("Повесть о человеческом сердце", 1975), Бейбутов ("Ярослав Домбровский", 1976) и др. Среди его лучших ролей в кино Савва Морозов ("Николай Бауман"; премия Всесоюзного кинофестиваля, 1968), Свидригайлов ("Преступление и наказание", 1970). Снимался в телевизионных фильмах "Старая крепость" (1973), "Крах инженера Гарина", "Соломенная шляпка", "Вечный зов".

Неповторимым было его чтение текста от автора в фильмах "Семь нот в тишине" (1967), "Встречи с Горьким" (1969), "Память" (1971) и телевизионном фильме "Семнадцать мгновений весны" (1973, Государственная премия РСФСР, 1976).

Ефим Захарович Копелян умер в Ленинграде 6 марта 1975 года.

  ©    
Ефим Копелян. Информация к размышлению.

При всей своей сдержанности и кажущейся простоте Ефим Захарович Копелян, которому в апреле 2007 исполнилось бы аккурат 95 лет, — артист, овеянный легендами. Неслучайно он и работал в легендарном Большом драматическом театре Ленинграда с легендарным режиссером — Георгием Товстоноговым. Более того, он был одним из немногих, кто работал там до прихода Товстоногова. Георгий Александрович, возглавив театр, безжалостно уволил очень многих (ему дали такое право), но Копеляна не тронул.

Ленинградский Жан Габен

Сам Ефим Захарович любил рассказывать случай, как на заре своей театральной карьеры от огромного волнения вошел на сцене в комнату… через окно, а вышел… через камин. Возможно, это быль. А может, и легенда. Но мы помним другую легенду — Ефима Копеляна в знаменитом спектакле Товстоногова «Пять вечеров». Дуэт Ильина — Е.Копеляна и Тамары — З.Шарко завораживал зрителей. По признанию Сергея Юрского, «этот спектакль можно было слушать, как музыку». Это позднее Ильина сыграют Олег Ефремов, Станислав Любшин, Сергей Гармаш. Копелян был первым — и, возможно, лучшим. Копеляна часто сравнивали с великим французским актером Жаном Габеном. Действительно, Ефим Захарович, как и Габен, умел выразительно молчать на сцене. Но партнерша Копеляна по «Пяти вечерам» Зинаида Шарко предлагала еще более радикальный вариант: называть Габена «французским Копеляном».

До сих пор так и непонятно, как актер, не хватавший звезд с неба, вдруг стал звездой крупной величины. А ведь действительно, вначале Копелян скромно окончил студию при театре, ничем особым не выделялся и успехами на подмостках не мог похвастать. А потом вдруг пошли «Шестой этаж», «Синьор Марио пишет комедию», «Пять вечеров»… Ефим Копелян у Товстоногова — это полковник Вершинин в чеховских «Трех сестрах», Платон Горич в «Горе от ума» А.Грибоедова, Джексон в «Не склонившие головы» (о белом и черном, которые бежали, скованные одной цепью, Копелян играл белого, а черным был Павел Луспекаев), купец Микич Котрянц в «Хануме» (Хануму сыграла супруга Е.Копеляна — Людмила Макарова). Это и множество других ролей, ни в одной из которых актер не фальшивил — он просто природно не умел фальшивить. И еще был нехвастливым, добрым, справедливым человеком, что само по себе редкость, а тем более в театре. Когда Копелян умер, Товстоногов произнес фразу, сразу ставшую легендарной: «Из театра ушла совесть». Конечно, Копеляну хотелось работать с Товстоноговым чаще (а кто этого не хотел?). Но у Георгия Александровича был другой артист номер один — Евгений Лебедев. Именно Лебедев сыграл Бессеменова и Холстомера в самых знаменитых спектаклях Товстоногова — «Мещанах» и «Истории лошади».

Но все равно свое место у Копеляна было. Он убедительно играл героев Вампилова, Шекспира, Думбадзе. Он не успел сыграть Евгения Тулупова в спектакле «Три мешка сорной пшеницы» по В.Тендрякову — попал в больницу и больше в театр не вернулся. В этой роли его заменил Кирилл Лавров.

Бурнаш такой плохой, а актер такой хороший

Ефим Копелян снялся то ли в 70, то ли в 80 фильмах. Главные роли все больше обходили его стороной, но зато ролей ярких было хоть отбавляй, причем все они становились запоминающимися благодаря выразительности актера. Конечно, определенную славу Копеляну принес отрицательный атаман Бурнаш из кинотрилогии о неуловимых. Очень понятно, почему режиссер картины Эдмонд Кеосаян позвал сниматься Ефима Копеляна и Армена Джигарханяна. Одна национальность, одна творческая группа крови (любопытно, что и евреи считают Копеляна за своего, а играть артисту приходилось представителей и Кавказа, и Средней Азии).

Правда, Кеосаян предполагал дать Копеляну другую роль — Сидора Лютого. Но как часто бывает в кино, потом все перевернулось, и артист стал батькой Бурнашем. Образ удался, плохого батьку хороший артист играл с копеляновским юмором, он не боролся с неуловимыми, он их, скорее, журил. В результате Копелян снимался во всех трех фильмах. Это не удалось ни А. Джигарханяну (штабс-капитан Овечкин), ни Б. Сичкину (Буба Касторский). Каждому из этих артистов досталось по два фильма, капитана-бильярдиста не было в первой картине, а оригинального куплетиста — в третьей.

Бурнаша зрители полюбили, несмотря на то, что он враг. Людмила Макарова рассказывает, что после выхода «Неуловимых» на экраны детишки неустанно дразнили Ефима Захаровича: «Бурнаш, Бурнаш!» — и бросались в него снежками. Между тем взрослые зрители отмечали актера в ролях противоречивого, резкого Саввы Морозова («Николай Бауман») и угрюмого Свидригайлова («Преступление и наказание»). Копелян умел работать на грани — поди пойми, положительного он играет персонажа или отрицательного. Он умел показать сложность, многогранность человеческих характеров — этим и был интересен.

Какой он смешной в роли мужа-рогоносца Бопертюи в «Соломенной шляпке». Каким колоритным бандитом предстал в «Интервенции» и «Крахе инженера Гарина». Какой он разный, взять хотя бы коварного Бобруйского-Думбадзе («Опасные гастроли») и совершенно положительного, немногословного особиста из картин об ошибке, судьбе и возвращении резидента. И всегда — убедительный.

Внутренний голос Штирлица

Теперь — о главном. О голосе Копеляна. Сериал «Семнадцать мгновений весны» дал нам новую информацию к размышлению — продемонстрировал всем, что Копелян не просто хороший актер. Он еще — Голос (так называли американского певца Фрэнка Синатру), неповторимый голос настоящего мужчины.

Режиссер Татьяна Лиознова хотела дать Копеляну в «Семнадцати мгновениях» какую-то роль. Не дала. И правильно сделала. В фильме Копеляна нет. Зато есть его удивительный голос, который не спутать ни с каким другим. И если Штирлиц Вячеслава Тихонова при всей своей проницательности и респектабельности немного зануда, то Копелян сводит это занудство на нет. Копелян — внутренний мир Исаева-Штирлица, отточенная мысль автора, стиль режиссера. Это наш голос, не изменяющий себе никогда.

Штирлиц курит — Копелян говорит. Штирлиц пьет пиво — Копелян не тянется за кружкой, он говорит. Штирлиц едет к Борману — Копелян никуда не едет и не идет, он по-прежнему говорит взвешенно и спокойно, он говорит, когда Штирлиц молчит, спит, бреется…

Наверное, артисту нелегко было находиться за кадром. Он ведь был известный, часто снимающийся в кино актер. Его любили зрители, а он любил и уважал свою профессию. Потому и сумел остаться за кадром, подарив хорошему фильму свой голос. Ночью после спектакля ехал на съемки из Ленинграда на «Красной стреле», но утром появлялся всегда идеально выбритый, в белоснежной сорочке. Говорил всем: «Я у вас не Ефим Захарович, а Ефильм Закадрович — все время за кадром». Незабываемый Копелян.

Он умер странно, ему было 60 с небольшим. Подлечился в больнице, должен был выписываться. Жена проведала его, он проводил ее до автобусной остановки. Потом с ним случился сильный сердечный приступ, инфаркт — и все. Говорят, он предрек свою смерть, сыграв в кино самоубийцу Савву Морозова и крупного медицинского работника в «Повести о человеческом сердце». В последнем фильме Копеляна врач с большой буквы умирал мужественно, в ясном сознании. Но почему-то не хочется подпускать мистического тумана. Уж больно земным, обаятельным, здравомыслящим и каким-то не актерским был артист Ефим Копелян. Вот такая информация к размышлению.

Сергей Пальчиковский
Первая крымская N 170, 13 апреля /19 апреля 2007
  Источник:  Актеры советского и российского кино | Кроссворд-кафе
  Буква  К   Знаменитости    
 

 
 
 
 
>
 
Дизайн сайта адаптирован под браузер
Google Chrome
Отзывы 2007 - 2014 © karnaval.my1.ru Хостинг от uCoz Контакты